Геральдика как система

07-авг, 02;31 Heraldry 34
Геральдика как система


Геральдику можно определить как систему иконографической кодификации феодального общества, строго определенной пирамиды социальной иерархии, на вершину которой можно было прорваться лишь в самый ранний период, когда можно получить социальный статус в награду за какие-то благородные деяния. До этого момента "наделяемый высоким статусом" мог быть простым рыцарем или дворянином, не состоящим ни в чьем подчинении.

Он мог и должен был стать известным, добиться славы на рыцарских турнирах или на войне — тогда у него появлялось право выбирать собственную эмблему (древние греки называли ее "stemma"), то есть хроматическое и фигуративное изображение. Этот герб должен был получить одобрение герольда, который его регистрировал, после чего эмблему разрешалось изображать на щитах, плащах, флагах, а также везде, где захочется (рис. 5). Благодаря тому, что эту эмблему можно было передавать по наследству, появились, как уже было сказано, фамильный дворянский герб или эмблема благородного дома, а также возможность завещать потомкам свой высокий статус и, кроме того, наделять чинами и титулами тех, кто занимает более скромное место в феодальной иерархии.

Таким образом, чтобы продвигаться вверх по феодальной "служебной лестнице", необходимо было иметь специальные знаки, свидетельствующие о низком, среднем или высоком статусе.
О наличии титула барона, маркиза, герцога и прочего как раз и свидетельствовали эти символы, изображаемые на гербах: короны, шлемы и шлемовые эмблемы. Некоторые гербы настолько грамотно исполнены, что с первого взгляда можно определить не только титул владельца, но и обстоятельства его инвеституры (т. е. законно или незаконно он получил феод и титул). В некоторых случаях даже было возможно отличить "первородного" наследника титула и всего прочего от всех остальных: герольды старались существенным образом не изменять герб семейства, но они придумали систему бризур (специальных ломаных или пунктирных линий; название происходит от французского слова "brisures"). Они помещали специальные графемы, или фигуры, на первоначальные поля гербов, и таким образом гербы младшей ветви рода можно было отличить от герба первого наследника, который, в отличие от своих младших братьев, в момент вступления в право владения наследством и титулом свою бризуру (например, титло) оставлял.


Всего лишь на нескольких примерах можно уяснить, насколько важную роль играл благородный титул в феодальном обществе, какая экономическая мощь и военная сила должны были ему сопутствовать (а также политическая власть в масштабе всей Империи). Эти титулы весьма сильно отличались от тех, которые, начиная с XVI столетия, предоставлялись чьей-то щедрой рукой или попросту покупались богатыми буржуа или авантюристами-приспособленцами. Это были пустые титулы, за которые не жаловали никакого имущества; их обладатель не наделялся феодом. Свидетельство тому — знаменитое, но во многом нехарактерное для той эпохи обращение "Estote omnes marchiones", произнесенное Карлом V в 1522 году на одной из генуэзских площадей перед сотней патрициев.

Это был призыв к их сознательности; на примере маркграфства каролингского Карл объяснял, что владелец пограничной области, или марки, носящий титул маркграфа или маркиза, должен избираться из числа других графов: это должен быть человек, доказавший свою способность управлять маркграфством, опасной пограничной областью. "Недоразумение" состояло вовсе не в том, что кто-то внезапно и неожиданно для всех становился обладателем высокого титула, а в том, что высокий титул не всегда соответствовал реальным деяниям и пожалованиям из королевской казны.

Представители английской правящей династии относились к аристократии в целом с большим чувством меры, они нередко щедро вознаграждали своих наиболее верных подданных из числа простых людей, представителей третьего сословия, жалуя им личный титул "Сэр" (слово "sire" является сокращенным "seniore", то есть "сеньор", "старейший"), как, к примеру, поступила Елизавета с Фрэнсисом Дрейком. Именно в Англии (а также в ее бывшей колонии Новой Англии), которая была последним оплотом феодальной системы, привнесенной норманнами более девяти веков назад, сохранилось понятие сквайр — то есть щитоносец, оруженосец, иногда облеченный судебной властью именем короля. Оруженосец — это тот, кто носит щит рыцаря, и за эту почетную обязанность он мог рассчитывать на вознаграждение в виде золотых шпор. И первоначально именно на щит наносилось это удивительной красоты цветное изображение, впоследствии получившее название "герб". Как щиту, так и гербу будут посвящены отдельные главы, но сначала необходимо предпринять археологическое исследование и изучить истоки возникновения всей вышеописанной системы.


о сайте