Смысл геральдики и виды знати

07-авг, 02;21 Heraldry 90
Смысл геральдики и виды знати

Амброджио Спинола (1569-1630), генуэзский патриций, герцог Венецианской республики, маркиз Сесто и Венафро, граф де Лос Бальбасес, кавалер ордена Золотого Руна, гранд Испании, правитель Милана
ярчайший представитель влиятельнейшей и древнейшей династии полководцев и военачальников.


Из-за упущений историков, а также из-за происков представителей маргинальной субкультуры многие люди полагают, что геральдика — это нечто бесполезное и отмирающее, реликт, оставшийся от темного Средневековья, когда спесивые и тщеславные аристократы злоупотребляли своей властью и нарушали естественные права простых смертных, при этом чванились своим превосходством и выставляли напоказ свои фамильные гербы — напыщенные, непонятные и поныне не доступные разумению многих.
Эта недостойная демонстрация предполагаемого социального превосходства "искушала" людей более низкого происхождения: многие геральдисты, менее ответственно относящиеся к своему ремеслу, стали попросту гнаться за деньгами; они с удовольствием обнаруживали и доказывали аристократическое происхождение своих клиентов, оформляли на заказ гербы и щиты. Если эта гнусная ложь действительно имела распространение и принималась за истину, то те, кто были в этом заинтересованы и приобретали гербы за большие деньги, могли существенно улучшить, таким образом, свое социальное положение и условия существования. Также верно и то, что эти на первый взгляд безвредные измышления приводили к плачевным последствиям: с каждым днем История фальсифицировалась все больше. Человечество привыкло жить с этой неизлечимой болезнью; только Законченные идеалисты, оторванные от жизни, могут тешить себя надеждами на то, что возможно победить ее. Гораздо проще принять за аксиому циничное высказывание "толпа хочет быть обманутой, так пусть же обманывается" (лат.), чем бороться с ветряными мельницами, а лучше всерьез заняться историей.
Геральдика, искусство и наука герба, как уже было выяснено, представляется нам в двух своих ипостасях: одна сопряжена со строго научным интересом и является ценнейшим инструментом исторического исследования, другая проливает свет на социальное устройство, основные принципы которого заложены самой природой феодальной системы, формально ослабленной 4 августа 1789 года французским Учредительным собранием, но дожившей едва ли не до наших дней. Благодаря промышленной революции феодальная система трансформировалась в "династическую систему предпринимателей и финансистов", что, в общем-то, примерно то же самое. Эти две системы, на первый взгляд не имеющие между собой ничего общего, по сути своей очень схожи: и там и здесь можно найти признаки противостояния, лежащие в основе вечного социального конфликта и борьбы за власть: захват материальных благ, их сохранение за собой и передача по наследству; с одной стороны — имущество, с другой — "благородный титул", позволяющий претендовать на него. Если в римском праве уделялось большое внимание процедуре передачи имущества по наследству, то уже на раннем этапе возникновения таких понятий, как "титул" и "феод", правовые нормы, регламентирующие эти вопросы, а также используемая терминология, в значительной степени были пересмотрены. Понятие "инвеституры" (юридический акт введения в должность или в феодальное владение. — Примеч. пер.) было естественным признанием личной значимости. Немаловажное значение имели такие "качества", как преданность королю и лояльность его режиму, но подобные "качества" не являются врожденными и не передаются по наследству.

о сайте