Развалины замка Гарнаш в Вандее

17-сен, 11;45 HERALDRY 101
Развалины замка Гарнаш
Развалины замка Гарнаш в Вандее, сожженного во время повстанческого движения монархистов

Древние называли ее Немезидой, почитая как богиню справедливого Возмездия, ибо Справедливость сама по себе несет в себе божественное. Но История - это сцена, на которой действуют лишь человеческие персонажи, и Справедливость они почти не видят в ее божественном обличье, и часто ее роль сводится к функциям жестокого палача.

Ныне, когда принято судить тирана и тираническую власть, палачу с его топором придают мало значения: это просто каналья, прислуживающий сильным мира сего, не важно, господин ли это со шпагой и ловкими манерами или неотесанный мясник, равно как еще меньше значит вопрос - и тем лучше - велико ли истребление.

А истребление было: во Франции после Революции и вплоть до 1830 года, когда «Черные банды» поставили точку на наследии феодальной эпохи, уходившей в прошлое: этим мрачным названием именовалась компания спекулянтов и архитекторов, которые прибирали к рукам церковное добро и имущество эмигрантов - тех, кого Республика в 1789 году объявила вне закона.

Верно, что для разрушения того, что создавалось веками, в массовое сознание был вброшен политический лозунг о символах «ненавистного прошлого»: речъ шла не о церквах, аббатствах, замках и башнях как таковых, а о тех, кто все эти здания строил и жил в них, узурпировав под защитой проповедуемой святости или королевских твердынь власть над себе подобными и даже над собственным королем.

Многие из них, уже давно превратившиеся в жалкую пародию на своих гордых предков, оставили голову под уравнивающим всех и вся лезвием гильотины или были изгнаны за границу к врагам новой Франции, так что после того, как палач сделал свое дело, наступил черед черным жукам-могилыцикам переварить останки.

«Черные банды» и в самом деле приобретали конфискованные постройки для их переделки или же разрушения и продажи добытого таким путем готового строительного материала, не обращая ни малейшего внимания на их историческую или художественную значимость, и в этом они ничем не отличались от своих предшественников, обращавших в развалины выстроенные римлянами колоннады, капители и скульптуры, чтобы возвести и украсить новые христианские храмы: так еще одним преступлением во имя Свободы была обманута слепая Немезида.

Геральдика - о чем говорилось уже не раз - является нотариальным архивом феодального общества, живописный реестр которого представляет собой компактное и емкое собрание символов. Этот необычный реестр можно с удовольствием просто листать, но даже в этом случае весьма скоро бросится в глаза, что некоторые фигуры появляются с удивительной частотой, наводя на мысль о важности того, что связывалось с символом или реалистично изображенным предметом. Мы видели, сколько восстающих львов и орлов с распростертыми крыльями угрожали нам со щитов.

Теперь настал черед увидеть, сколько городов и домов призваны были напоминать о самом древнем символе тщеславия и человеческой гордыни. Самой первой башней люди хотели покорить Небо, и понадобилось - так говорит Священное Писание - божественное вмешательство; затем они удовольствовались - факт очевидный, даже не требующий письменной фиксации - землей, и в этом преуспели. Как и зачем - познать это можно из множества увесистых томов истории архитектуры, здесь же нужна только та малая часть, где представлены гербы на эту тему.

История замкового строительства

В истории конкретно замкового строительства следовало бы выделить три различающихся периода, способных расширить наше представление о трех соответствующих этапах европейской истории как таковой: вторжение варваров вначале, достигший зрелости феодальный режим в середине, век абсолютизма в конце. На каждом из этих этапов замок, понимаемый как «небольшая крепость», воплощал в себе акцию, связанную с реакцией на события, над которыми его владелец желал сохранить контроль.

Хорошо укрепленное сооружение могло служить задачам как оборонительным, так и наступательным, в чем он был схож с доспехами: металлическая экипировка служила ведь не только защитой от ударов, наносимых врагом, но еще чаще (можно сказать, почти всегда) внушала уверенность в возможность безнаказанно действовать, без необходимости опасаться реакции.

Однако это разделение функций не стоит делать абсолютным, ибо в каждой стране те или иные исторические обстоятельства создали определенную архитектурную реальность и различную символику: например, можно увидеть, как в Испании необходимость утверждаться на территориях, отвоеванных у мавров, диктовала возведение целой сети замков, дав красноречивое название большой территории - Кастилия; и иное дело Италия, где было обратное желание - господствовать над близлежащей округой.


о сайте