Х. Рашид: Московский «Эрмитаж» станет образцом конструктивистской утопии

02-дек, 04;55 Admin 0


Здание московского филиала «Эрмитажа», над проектом которого работало нью-йоркское архитектурное бюро Asymptote, планируют открыть на территории бывшей промзоны ЗИЛ в 2020 г.

О том, какие материалы будут использованы при строительстве объекта, как будут сочетаться высокие технологии и музейные традиции при реализации проекта, в интервью корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Роману Кирьянову рассказал основатель бюро Asymptote Хани Рашид.

- ЗИЛ являлся промышленной зоной, собираетесь ли вы ориентироваться на заводское прошлое этой площадки?

- Абсолютно верно! Идеей для музея послужил поиск индустриальных построек, фабрик и производств, а так же пространств, построенных конструктивистами в 1920-х гг. Оболочка зданий, а также их внутренняя планировка - это своего рода современные скульптуры. Когда вы приходите в музей, то попадаете в большое, размером со складское, помещение, построенное из стекла. Конструктивная система является индустриальной на практике.

- То есть вы ориентируетесь на опыт российских конструктивистов?

- Да, на опыт конструктивистов, а также заводские пространства. Одновременно и на то, и на другое. Потому что завод ЗИЛ - пример этого единства, своего рода конструктивистская утопия.

- Какие материалы и оригинальные архитектурные решения вы использовали на ЗИЛ? Известно ли вам, кто будет производить все необходимое для этих проектов?

- Вначале мы сильно переживали, но мы работали с международными экспертами, если они смогли построить в Мюнхене, Нью-Йорке, Китае или Сингапуре, то вы сможете построить и здесь. Буквально 10-20 лет назад было бы значительно сложнее. Стала доступна коммуникация по всему миру, глобализация материалов и экспертиз. Наши здания построены экспертами, в наших проектах участвуют инженеры из Штутгарта, производители стекла, работавшие над дизайном, из Нью-Йорка. И я ищу экспертов. А так же пытаюсь сочетать открытость и инновационность, современные стандарты и подходы с хорошим представлением проекта, ориентированным на местного жителя. В нашем случае это здание - это особенное здание музея, это не больница или аэропорт, это здание культуры.

- Уверены ли вы в возможности российских строителей реализовать ваш замысел?

- Андрей Молчанов, глава ЛСР, демонстрирует свои возможности всему миру, а не только Москве. Его компания способна создавать объекты искусства, а музей - отличный способ продемонстрировать, как будут выглядеть здания будущего. Невозможно построить жилой или офисный комплекс, потому что были установлены некие стандарты, а это может привести к сложностям. Как показывает история, здания культуры, всегда являли собой возможность заглянуть в будущее. Я думаю, что столичный «Эрмитаж» важен для застройщиков, и Москвы, позволит почувствовать уверенность в том образе,...


...который создает город глобально. И этот музей должен быть не только хорош, так же как и другие наши мировые проекты в Нью-Йорке, Сингапуре или Абу-Даби, но может стать и лучше. В Москве возможно построить лучшее здание в мире.

- Вы говорили, что музейное пространство «Эрмитажа» будет оборудовано сенсорами и другими гаджетам, не могли бы рассказать поподробнее о них?

- В этом проекте мы работаем с большим количеством технологий. Нашей целью в этом проекте является взаимодействие с посетителем и вторичность технологий по отношению к опыту и восприятию посетителей, то, как человек воспримет пространство, здание или освещение, мы пытаемся создать систему освещения, которая каждый раз будет меняться, в обычный московский зимний день освещение изменит яркость и цвет, чтобы вы почувствовали себя лучше. Будут использованы многие достижения техники, но более полезные и эффективные.

- Будет ли здание охраняться в должной мере?

- В современном мире системы охраны занимают слишком большое место в жизни горожан. Каждый раз, когда я приезжаю в Москву или Нью-Йорк, я вижу бесчеловечные публичные пространства с металлодетекторами и охранниками, слишком нарочитым вниманием к охране. Все это может быть реализовано тише и на фоне, нет необходимости чувствовать себя под надзором. Я знаю, что это может звучать утопически и наивно, но я бы правда хотел, чтобы москвичи гордились и любили это здание и хотели посетить его не только ради искусства, но чтобы познакомиться с архитектурой этого здания и встретить других людей. Создать публичное пространство. Я не хочу музей с очередью и металлическими рамками, где вы ощущаете себя маленьким, потому что не понимаете искусства, где вы чувствуете себя лишь частью трафика. Я считаю, что это действительно важно, я действительно считаю городские музеи новыми соборами. Раньше мы строили церкви и соборы, потому что люди верили во что-то другое, находили иные причины и понимали жизнь иначе, а сегодня это музеи, сегодня, если вы поедете в Бильбао и посетите там музей, вы посмотрите не только на экспонаты, но и познакомитесь с состоянием человека. Запомните, это не торговый центр, место полное интерактивных панелей и шумов, необходимо быть очень осторожными, и это технологически сложно.

- Планируете ли сотрудничать с кем-то из российских архитекторов в дальнейшем?

- Я с нетерпением жду новых проектов в Москве. Я уже участвовал в постройке башни здесь, а так же нам предложили поучаствовать в постройке железнодорожных узлов в Москве. В данный момент мы исследуем пути помочь этому проекту. Но в данный момент, наше внимание сосредоточено на музее ЗИЛ и на других проектах поменьше.


о сайте