Голова мавра

01-ноя, 21;30 Admin 326


Из всех прочих элементов корабля и оснастки якорь, без сомнения, является наиболее универсальным символом, даже если он изображен в адаптированной форме (в «позорном» виде, то есть без швартов), что характерно для значков на официальных морских беретах в военно-морских силах («foul anchoib Королевском флоте).
Терминология блазонирования звучит оскорбительно для моряков и лингвистов, изучающих морскую терминологию, но что тут поделаешь: в геральдическом описании остов называется «штанга», анкершток — «траверса», лапа якоря — «коготь» и швартов — о, радость! — «швартов». Если швартов имеет другой цвет, то якорь блазонируется как «с веревкой... цвета».


Еще одним животным восточного происхождения, столь же экзотически редким, как и слон, стал верблюд (обычно в гербах появляется одногорбый верблюд, дромадер). Вкладываемая в него символика также имеет положительное (но и правдивое) значение: «смирение, скромность и благоразумие, потому что под дер-живает безропотно уставших, но не берет груза больше, чем можно выдержать». Неизбежно появляются «говорящие» гербы, вроде Камелли, но он встречается и в гербе города Пльзеня, и как явный символ в большой корзине в гербе Борромео с девизом umnas» («Смирение»).

Кто такие мавры


Арабы, пытавшиеся вторгнуться в Европу с конца VII века, остановились на ее рубежах, в Испании и на Сицилии, предпринимая кратковременные, но опасные вылазки, такие, как десанты во Фраксинетуме (в окрестностях современного Сен-Тропеза) и Карильяно. В действительности не все они были арабами и даже не все семитами, как не являлись семитами принявшие ислам и затем вторгшиеся в Испанию берберские племена Марокко: жители Пиренейского полуострова стали называть их маврами, в чем прослеживается римская этимология (мавры и нумидийцы Магриба); после Реконкисты утвердилось наименование «мориски». Семитами были сарацины, арабы Синайского полуострова, и общее название этих племен франки распространили на всех мусульман, сделав его коллективным синонимом арабов, производивших набеги на европейские земли. В настоящее время в геральдике принят термин «голова мавра» и только в английской сохраняется понятие «сарацин».

Геральдическая голова мавра


Все это ясно свидетельствует о том, что географическим районом происхождения этих мотивов был Пиренейский полуостров или - если взглянуть чуть шире - западное Средиземноморье, и в связи с этим уместно вспомнить, что это же название, удержавшись в корабельной терминологии применительно к мачтовым соединениям, вошло в неизменном виде в итальянский язык и франко-провансальское наречие (cap di more, tete). Профиль этих соединений действительно обрабатывался так, чтобы напоминать голову в профиль, а черная окраска тем более усиливала сходство; местная же специфика проявляется в том, что в скандинавских странах те же детали снастей
высекались в подражание профилю осла (Яль). Геральдическая «голова мавра» связана, таким образом, не с Крестовыми походами на Восток, а с войнами, которые христианские правители вели за отвоевание у мавров и сарацин материковой суши (Иберия) и прекращение их набегов на острова (Балеарские, Корсику, Сардинию).

Напротив, в геральдике не нашла отражения пиратская активность «берберских корсаров», грабительские устремления которых приводили в отчаяние торговые компании. Против них объединились европейские морские силы, сплотившись под эгидой ордена Святого Стефана, и отдельные смельчаки, но объявленная ими безжалостная охота на пиратов практически приносила мало результатов, пока в эту борьбу не вступила Англия - поводом к установлению «Algier duty» («алжирское дежурство») стал захват корсарами английских моряков.

Теперь речь пойдет о том аспекте, который кое-кем может быть воспринят как травмирующий. В таком часто встречающемся в геральдике мотиве, как «голова мавра», не стоит видеть проявление кровожадной и мстительной радости: он изображает не отрубленную голову мавра, а фиксирует факт «всего лишь» победы и взятия в рабство. Никакая другая изобразительная формула, включая крест, не напоминала с такой непосредственной суровостью о войне, которую христиане считали священной; этот явственно звучавший акцент указывал на «antica nobilta» - «древнее благородство», поскольку речь шла о знатности, завоеванной кровью на поле боя.

о сайте