Геральдические представления о море

17-сен, 00;45 Admin 598
Геральдические представления о море

Геральдические представления о море можно было бы подразделить на священные и земные; в каждом из них свои роли играют разные представители: в первом случае перед нами дельфин — божье творение, в другом — корабли — создание рук человеческих.

Море в геральдике особой роли не играет, гербы с морской тематикой встречаются относительно редко.
Это легко объяснить: за исключением интереса, который возбуждали набеги викингов (хотя в тех, на кого совершался набег, это не вызывало добрых чувств), интерес к морю средневекового человека и средневековой геральдики сводится в основном к путешествиям по святым местам. Кроме того, феодализм почти по определению привязан к земле, к месту, с которого собираются налоги.

Морское право, можно сказать, полностью игнорировало ту аристократическую систему, что царила на земле, поскольку, напротив, устанавливало равенство прав между торговцами, капитанами и моряками: это становится ясно при изучении Морского консулата — одного из древних сводов морского права.

Хотя нельзя сказать, что это являлось единственной причиной редкости гербов морской тематики, но «демократия» морского права, необходимая в условиях ненадежного и враждебного окружения, не могла вызвать симпатий средневековой знати.
Средневековый барон был на своих землях первым после Бога, тем же был (и остается) капитан корабля. Но если земля после вспыхнувшего народного волнения принимает в себя большое количество крестьян и единицы баронов, то море равнодушно к сословным разграничениям.

Корабль в геральдике является символом не только моря, но и (наконец-то рациональное объяснение!) «отважной души, противостоящей суровым тяготам войны и ударам судьбы». А также «означает морские победы и путешествия в заморские земли.
В гербах городов часто указывает на расположение на морском берегу». Но главное, корабли обеспечивали поддержку городу, или сеньору, или государству, как это можно видеть на представленных ниже иллюстрациях, относящихся к эпохе, когда в Западной Европе царила абсолютная монархия и торговая олигархия, о чем легко можно догадаться по рисункам.

В широком ассортименте предметов, снабженных гербами или способных иметь гербы, корабли занимают особе место. Моряки воспринимали свой корабль не просто как кусок обработанного дерева, кованого железа, бронзы и смолы, но как живое женское тело, что нашло свое отражение в английском языке, где корабль — единственный неодушевленный предмет, относительно которого употребляется местоимение «она», а не «оно», а отдельные части судна получили соответствующие анатомические наименования, включая и непристойные (грубый жаргон).

В XVII веке, в эпоху абсолютизма и колониальных захватов, военные корабли приобрели невероятное количество скульптурных и художественных украшений, выполненных известными художниками, такими как, например, Пьер Пюже. Между украшениями размещались многочисленные гербы и/ или монограммы города или правителя. Так, перекрещенные буквы «L» означали Людовика XIV, «С» и «R» - Карла (Карл I и II Стюарт) и так далее. Кроме украшений на корме, которые можно видеть на предыдущей странице, на носу корабля помещалось объемное скульптурное изображение -наследие античного акростолия. Это скульптурное изображение на носу корабля (по-итальянски — «полена») называлось иногда просто «полена», оно должно было воплощать название корабля: то есть было его персональным гербом — уникальный момент в истории геральдики.

В следующем веке постепенно сократилось избыточное количество украшений на корме, однако скульптурное изображение на носу корабля сохранялось в течение довольно долгого времени: еще в I860 году можно было увидеть на вершине волнореза первого английского парового железного фрегата «HMS Warrior» резную фигуру воина - настоящий «говорящий» герб.

Аналогичным гербом был снабжен в 1852 году, за восемь лет до того, корабль «Герцог Веллингтон», на носу которого красовался бюст знаменитого англичанина. Герб не обязательно был «говорящим», адмиралтейства разных стран стремились упорядочить оформление кораблей. Так, французские корабли имели на носу три лилии, пышно украшенные листьями и завитками, английские и голландские предпочитали изображение льва (рис. 276.1). Такие стремления к бюрократической унификации, должно быть, кое-кому не нравились, а потому продолжали существовать и «персональные гербы». Так, итальянский броненосец «R. N. Sardegna» конца XIX века имел герб «серебряный с красным крестом и в четвертях четыре головы мавра» (герб королевства Сардиния).
королевский штандарт

Рассматриваемое под таким углом зрения геральдическое оформление кораблей можно считать одной из форм гербов, сохранившихся также в печатях, настенных изображениях и других предметах старины. Те, кто занимаются исследованиями в области морской истории, обычно обращают внимание на конструкции кораблей и на их оснастку, а не на смысловые функции, которые прежде всего интересуют геральдистов. В одной и той же стране такие знаки, а точнее говоря, собственно гербы, были и остаются единообразными, встречаются ли они на море или на земле.

Единственным различием является то, где они размещаются, но это различие чисто формальное (герб на бастионе не отличается в этом смысле от герба настенной росписи или герба кормы корабля), разве что изображение помещается на таких предметах оснастки (например, на парусе), которых не встретишь на земле. Знамя (или, вернее говоря, целая серия различных флагов и вымпелов) используется как на земле, так и в морском деле, где оно приобретает двойное значение — не только гербовой идентификации, но и сигнального сообщения.

В геральдике всегда изучались — и с большой пользой — древние гербы, знаки и эмблемы, которые можно обнаружить на обычных щитах, или на специальных щитах «павезе» (вывешивавшихся для защиты на стенах замка), или на корме корабля, на парусах и флагах. На печатях городов всегда присутствует хотя бы один из этих знаков, а иногда и все вместе. На печати голландского города Дамма аккуратно вычерчены знамена с городским гербом, тогда как на печати адмирала Эдуарда, графа Ратлэндского и Коркского на кормовом знамени изображены три страусиных пера - бэдж принца Уэльского (как внука Эдуарда III), и сам корабль украшен гербами: справа — «Ратлэнд», слева — «Англия»!

Можно было бы возразить, что эти гербы являются важными лишь с точки зрения сфрагистики, поскольку они не встречаются в обычной жизни, однако представленные иллюстрации опровергают подобное возражение. В действительности гербы встречаются и в качестве вышивки на знаменах, и в изображениях на щитах, вывешенных на стенах или высеченных в виде барельефа. В русле основной темы следует добавить, что «павезе» — раскрашенные щиты — украшают не только стены замков и площадей, но и корабли. Этот обычай почти сошел на нет к концу XVI века, и с тех пор морская геральдика ограничивается флагами и скульптурными изображениями, которые, несмотря на то что их стало довольно мало, все же не исчезли совсем.

о сайте