Птица на гербе

23-ноя, 18;03 Admin 955

Личный герб Маркуса Синнета (Армаг, Ирландия) "В серебряном поле три взлетающих черных лебедя, скованные, с золотыми ошейниками, размещенные в столб один над другим"


К счастью для геральдистов, с помощью лебедя можно передать множество достойнейших качеств: Джинанни, Боннанни и прочие — все это "говорящие" фамилии, которые символизируют: доброе предсказание, счастливое плавание, воина, который при своем благодушии возмущен оскорблениями, достойную и уважаемую старость, душу, исполненную наивности и смирения, а также поэзию, а кроме того, простоту (благодаря скромному оперению) и согласие, поскольку "многие лебеди препятствуют орлу в полете".

Не было недостатка в поминании и легендарного пения, и античного мифа, в котором Зевс в облике лебедя соблазняет Леду грациозными модуляциями своего воркующего голоса.

Лебедь обычно изображается на щите в закрытой позе, серебряным, но иногда предстает "шествующим", "взлетающим" или "плывущим", а также в иных цветах, целиком или в отдельных частях, которые отмечаются в описании ("с клювом...", "с лапами...").

Родовой герб фамилии Ренгьери (Болонья) "В синем поле серебряный лебедь"


Несмотря на свою пресловутую скудость ума, гусь пользуется заслуженной славой уже почти двадцать четыре века благодаря спасению Капитолия от галлов, выступая символом "верного стража, преисполненного благородного и воинственного духа" (прежде всего, если он изображен серебряным в красном поле).

Его кузина утка облачена большим геральдическим достоинством, при отсутствии же лап и клюва (не всегда) именуется утенком; здесь есть прямая аналогия с мерлеттами и орликами, включая географическую зону их распространения (Нормандия и Нидерланды; см. герб рода Гаргано из Аверсы, норманнского происхождения).

Родовой герб фамилии Гаргано (Аверса, происх. из Нормандии) "Пересеченный: в первом серебряном поле три синих утенка; во втором — чередование синих и серебряных перевязей справа"


С ласточками связывается представление как о болтуньях: еще Пифагор рекомендовал оберегать себя от ненужных разговоров, называя болтунов "домашними ласточками".

Родовой герб фамилии Рондани (Парма)
"В серебряном поле красный пояс, сопровождаемый тремя ласточками, две противостоящие в главе, одна в оконечности"



В геральдике, однако, это символ равноправия внутри городской общины — "принципа скромности, уравнивающего подобных", насчет которого нельзя обмануться; суммируя, это благородный демократ, говорун и совсем не простофиля (занятый жульничеством). Кроме того, с большим орнитологическим реализмом ласточку выбрали символом заморских путешествий.

"Говорящие" гербы часто встречаются в Италии благодаря многочисленным вариантам, созвучным "rondine", что наглядно видно даже по немногим представленным здесь примерам, но сходные явления есть и в Великобритании (Arundell), и в Германии (Schwalbe).


Геральдист Филиберто Кампаниле причислил к неблагородному "сословию" домашнюю птицу, включая курицу, но не петуха, так что даже "среди самых достойных птиц, из коих можно составить герб благородной и знатной фамилии, может быть петух", поскольку он боец достойный и неукротимый. Также и все прочие геральдисты признали его "в блазоне фигурой не второстепенного значения и эмблемой, широко используемой с древности". Можно вспомнить о нем в связи с Сократом, отправляющимся на смерть, и Эскулапом или упомянуть как персидские эмблемы, так и различные греческие монеты с изображением петуха. В царстве Приапа петух был священной птицей.

Немудрено, что петух так часто встречается на щитах гербов, где провозглашаются победоносное величие, сила, великодушие, чрезвычайная бдительность и, конечно, отвага: соответственно, петух "отважный" — это птица с поднятой правой лапой, то есть в своей обычной позе.

Серебряный петух считался "символом страха и уважения, которое внушает врагам истинная смелость"; столь же высокого мнения придерживался один из знаменитых мужей, некто иной как Лукреций, который в книге IV своего труда "О природе вещей" ("De rerum naturae") высказался, что атомы, исходящие от петуха, входят в глаз льва, вызывая боль, — с такой остротой пробуждалась в нем смелость.

о сайте