Усвоение двуглавого орла

04-ноя, 16;42 Admin 520

Государственный герб России "В красном поле серебряный всадник в синем плаще, пронзающий копьем золотого дракона с зелеными крыльями (герб Москвы)".
Шейная цепь: орден Святого Андрея



В действительности предположения не так уж и нужны, поскольку достаточно высветить - пусть одним прожектором - несколько фрагментов Времени: щит солдата, изображенного на рельефе колонны Траяна, византийскую монету, кусочек ткани, также византийского происхождения, витраж в Ахенском соборе. По поводу последнего необходимо заметить, что Карл Великий рассматривал двуглавого орла не как эмблему возрожденной Западной империи — он принял ее как король римлян и претендент на трон Восточной империи, имевшей в качестве герба золотого двуглавого орла в красном поле.

Идею наследования императору Константину, трон которого был повержен турками в 1453 году, восприняли и московские князья: Иван IV Грозный не только стал первым, кто принял титул царь (кесарь), но и усвоил двуглавого орла, однако эмблема стала официальным государственным гербом лишь в 1721 году распоряжением Петра I Великого.

Установлено, что Людвиг Баварский был первым, кто в 1345 году ввел в обиход эмблему с двуглавым орлом. После него спорадически она появлялась при Венцеславе Бранденбургском в 1397 году, а также при Карле IV и Роберте Баварском как эмблема германских королей, а не императора, верно и то, что сын Карла IV Сигизмунд взял ее в 1410 году в качестве имперской эмблемы.

В геральдике это важнейшая дата, после которой можно точно интерпретировать позднесредневековые щиты, обремененные одноглавым орлом. Многие гербы знатных семейств и городских общин, немецких и итальянских, появились прежде имперских, и это же объясняет, почему орла в главе Империи можно видеть с одной или двумя головами.

Что касается итальянских гербов, то Кроллаланца утверждает, будто почти семьдесят на сотню имеют орла: столь частое присутствие символа отчетливо германского происхождения объяснимо принадлежностью к столь же многочисленным семействам "имперской партии", то есть гибеллинам (в самом деле, в таких странах, как Франция и Англия, которых не затронули "цезаре-папистские" веяния, орел не был в числе редких геральдических фигур, но распространен он был меньше и, в любом случае, значение имел иное). Еще одной причиной стало укоренение в Италии благородных немецких родов, последовавших за швабскими императорами: характерен, к примеру, герб семьи Курло, судя по звучанию родового имени, происходившей из Курляндии.

Парадоксально, но орел мог быть опознавательным знаком и гвельфов, который был тем не менее хорошо различим благодаря своей обращенности, красному цвету, опущенным крыльям и победе над зеленым драконом, который, согласно гвельфской символике, изображал противоположную партию. Этот "нестандартный" герб, полемического и провокационного характера, был дарован гвельфам папой Климентом IV.

Политическая символика двуглавого орла стала подоплекой обмена — нередко анекдотического свойства — колкими, саркастическими и ядовитыми замечаниями у дипломатов, вроде следующего: "В каком лесу вы, венецианцы, нашли своего крылатого льва?" — "В том самом, где гнездятся орлы с двумя клювами". Еще более язвительными были нападки на страны, проводившие захватническую политику, такие как Австрия, представленная "тем стервятником орлом, который носит два клюва. Чтобы сожрать побольше" (Л. Аламанни, флорентийский поэт XVI века).

о сайте