Благородные фигуры на гербах

04-ноя, 16;24 Admin 653

Родовой герб фамилии Вид (Германия)
"В золотом поле четыре красные перевязи справа и серебряный павлин с распростертым хвостом"


Но какова была бы охота без дичи? Она бы многое потеряла, и в геральдике эта тема не только не обойдена, но и занимает весьма почетное место, получив символическое толкование, почти всегда возвышенного свойства. Куропатка, символ искренности, была сделана, ни больше ни меньше, эмблемой исторической области Онис во Франции; мы ее уже видели в когтях сокола в гербе Варле, а в менее драматичных обстоятельствах она предстает на многих французских гербах, в том числе "говорящих" (Perdriel — perdrix, куропатка). Так же и перепел или перепелка символизируют честность — "подлинную добродетель благородного человека".

Пользуясь случаем, можно заметить, что в геральдике, где птицы считаются фигурами "более благородными, чем рыбы", далеко не все животные, включая птиц, снискали честь быть представленными в гербах. Согласно одному из высказываний Кампаниле, "...гербы знатных лиц, скажем, не должны включать животных, не считающихся благородными, как то: зайцы, кролики, фазаны, курицы и прочее, — раз эти геральдические животные робки и не имеют никакой ценности". Но реальность следует своей логике, и в действительности на щитах обильно представлена вся эта малодушная компания: фазаны, кролики, перепелки и т. д.

Павлин не вошел в список Кампаниле, и ясно почему: "Обозначает любовь к самому себе и постоянное самоуважение, огромное и великолепное богатство", — но также — со всеми своими глазами — и бдительность. Если он "золотой в синем поле, то изображает превосходство, соединенное с душой учтивой и великодушной" (Джинанни). На щитах павлины всегда предстают поворачивающимися и с раскрытым хвостом; в редчайших случаях в гербах встречаются павлины "химерические", то есть с головой человека. Представление о суетном тщеславии, приписываемом этой птице, дополняет также хохолок на макушке, для которого в блазонировании употребляют французский термин "эгрет" (aigrette).

Если лев представляет собой образ королевского величия, то орел, летающий под облаками, может воплощать нечто еще более возвышенное — мечту об имперской власти. Орел не был новой геральдической фигурой ни в Средние века, ни даже в Древнем Риме, когда в правление и по воле Мария его сделали единственной военной эмблемой.

Этот крупный, исполненный величия хищник пленял воображение всех народов, которые с ним сталкивались, но для уяснения его высокого происхождения достаточно вспомнить птицу у плеча громовержца Зевса — не служаку, вроде огромного ястреба-стервятника, мучившего прикованного Прометея, но верного союзника и хранителя зевсовых молний.

о сайте