Медведь, волк и кабан в геральдике

18-сен, 13;32 Heraldry 36
Медведь, волк и кабан в геральдике


Медведь в геральдике являет собой особый случай: обитатель гор и лесов, зверь одинокий и всеядный, но все-таки склонный к вегетарианству, он не является ни истребителем стад, как волк, ни опустошителем обработанных полей, как кабан.

Максимальное разорение, чинимое медведем, — это его любовь к дикому меду, навлекающая на него гнев пчел, однако вся относительная безвредность этого зверя не спасает его от происков охотников, жаждущих получить шкуру и медвежий жир (в лечебных и парфюмерных целях) или же надеть на него цепи, сделав увеселением уличной толпы на городских площадях и в цирке.

Белый полярный медведь, появляющийся на некоторых скандинавских гербах, имеет иные привычки в питании, чем его бурый сородич, отличаясь гораздо большей опасностью. Бурый медведь в гербах "континентальных" европейских стран часто изображается "шествующим", но еще чаще — "стоящим", что является почти синонимом уже знакомого нам по другим животным термина "восстающий"; последний употребляется, когда медведь поднимает ногу, намереваясь шагнуть. Как и лев, медведь может быть представлен одной головой или только лапой.

Есть и гербы, где медведь представлен связанным, в ошейнике и наморднике; все эти термины нам представляют плен, который имеет свою геральдическую символику, означая "человека, отважного в бою, готового следовать порывам своего гнева" (Джинанни), но также "человека не воодушевленного, материального и неспособного дать совет" (Плейн). К этой характеристике, довольно негативной, геральдисты добавляют (однако лишь в эмблемах) символику благородного свойства: "прилежание, воспитанность, полезный труд, верная любовь, оскорбленная добродетель, безудержная храбрость и человек свирепый, но смиряемый разумом". Такие девизы с эмблем приводит Капаччо.

Наряду с другими своими "родственниками" медведь также широко представлен на "говорящих" гербах, будь то итальянских (Орси, даль'Орсо, Орсини) или немецких (самые известные — это гербы Берлина и Берна (нем. "Ваг" и означает "медведь").

В то время как дикий кабан был объектом чисто спортивной охоты, остававшейся привилегией знати (тот факт, что дикие кабаны нещадно портили посевы, опустошая поля, и тем самым были врагами поселян, не принимался во внимание), волк, напротив, представлял угрозу намного более страшную, и его надлежало преследовать и уничтожать (что и произошло в Шотландии, где их нет с 1765 года).

По этой причине французские короли в начале XIV века ввели должность "королевского охотника на волков" (Louvetier du Roi), позже поднятой до ранга "главного охотника на волков Франции") (Grand Louvetier de France), которому были подчинены провинциальные "заместители по охоте на волков" (lieutenants de louveterie). Должность отнюдь не была почетно-спортивной, как должность "главного охотника": на нее назначали тех, кто понимал всю меру опасности, исходившую от волков, и мог принять надлежащие меры, знал повадки зверья и умел организовать загонную охоту, в том числе и на лисиц — оба эти вида были главными хранителями "вируса охоты" у простого люда. Ныне такие меры могут кому-то показаться нарушением экологического равновесия, но в былые времена огромные территории Европы были раздольем для волков, и освоение этих земель было сопряжено с большим риском.

В России была распространена охота с борзыми; во Францию эта порода попала, вероятно, при Людовике IX Святом. Во время своего нахождения в плену у мамелюков в Египте он познакомился с породой, выведенной татарами для охоты на оленя, равно как и со многими другими местными обычаями, введя кое-что во внутренний обиход своего королевства (например, отправлять на костер муже- или женоубийц).

Волк занимает свое немаловажное место в геральдике; его изображают обычно в позе восстающего, которую, в его случае, реалистично именуют "волк алчущий". "Говорящие" гербы часто встречаются в фонетически созвучных фамилиях (Лупи, Лупаччи, Лупарини и т. д.), и это распространено не только в итальянских и французских (Лелу, Пьелу и проч.), но и в английских и немецких вариантах (Вольф). Яркий пример — городской герб Монтелупо, где в 1203 году флорентийцы построили замок, дабы держать в узде воинственных синьоров Капрайя: в увещевание им было объявлено, что "волк сумеет съесть козу", что на самом деле потом и произошло.

о сайте