Французское аристократическое общество

07-авг, 09;42 Heraldry 45
Французское аристократическое общество


Корона все же сохранила частицу совести: титулы и должности можно было передавать по наследству не во всех случаях; их могли сохранять за собой только родные дети или внуки тех людей, которые пребывали на высоком посту не менее двадцати лет подряд без прерывания стажа. Однако в 1750 году тот же самый Людовик XV решил присвоить дворянское звание ("noblesse parfaite") офицерам и военным чиновникам недворянского происхождения; все они стали кавалерами ордена Святого Людовика.
Французское аристократическое общество является ярчайшим образцом для изучения некоторых аспектов социальной жизни и нравов в целом, в особенности некоторых проявлений психологии представителей знати. О светской жизни Франции было известно многое, ее часто безжалостно критиковали и высмеивали; она стала объектом пристального наблюдения для многих романистов и комедиографов, которые оттачивали на ее описании свое мастерство. Стремление буржуазии добиться дворянского звания и прибавить к своему имени благородную частицу ("particule nobiliare") — "де" во Франции, Италии и Испании, "фон" в Германии и Австрии, "ван" в Голландии, "аф" в Швеции и Дании — высмеивалось на страницах многих литературных произведений. С чисто исторической точки зрения вопрос о происхождении фамилии, или, скорее, дворянского имени не является настолько уж важным. Тем не менее наиболее влиятельные европейские династии получили свои имена по названиям своих феодальных владений: Савойя, Габсбург, Веттин, Гогенцоллерн, Виттельсбах, Орлеан... в то время как фамилии простых людей в некоторых случаях происходили от имен родителей (патронимические) или профессии родоначальника династии; в других случаях фамилия могла быть производной от топонима, местности, в которой человек родился, и так далее. В настоящее время многие потомки дворян ошибочно полагают, что частица сама по себе является признаком древнего и благородного происхождения, но нередко это не более чем приставка к их плебейской фамилии. Таким образом обнаруживается, что титул когда-то был куплен. Так, в случае с фамилией Мишеля де Монтеня, частица "де" обозначает "господин феода Мон-тень", тогда как в случае с фамилией Мишеля де Бертрана частица "де" — это просто приставка к простой фамилии, подобно павлиньему хвосту, бессмертная vanitas vanitatum ("суета сует"). В итальянской традиции апостроф может свидетельствовать о знатности происхождения. Так, де'Росси обозначает принадлежность к семье Росси (dei Rossi). Посмотрим, как известный комедиограф Мольер высмеивал псевдоблагородное происхождение:
"...мне припомнился крестьянин Пьер Верзила:
Когда его судьба усадьбой наградила,
Канавой грязною он окопал свой двор И называться стал де Л'Илем с этих пор".
(Мольер. Урок женам: Пер. В. Гиппиуса/ Мольер. Пьесы. — М.: ACT, 2004) Между тем государство не относилось столь шутливо к тем, кто без права узурпировал благородный титул: во Франции фальсификация сведений о происхождении считалась преступлением, за которое, сопряженное с нанесением ущерба новой наполеоновской дворянской прослойке, уголовный кодекс Первой империи предусматривал наказание от шести месяцев до двух лет заключения. Правда, в 1832 году эта статья была отменена, так как "вовсе необязательно для удовлетворения чьего-то тщеславия помещать на свои визитные карточки, на дверцы карет, на пуговицы ливрей графские или герцогские короны, в соответствии с собственным вкусом, а также присваивать себе соответствующие титулы, приставляя их к своим фамилиям и подписям, необязательно выставлять напоказ свой титул в общественных местах без предъявления соответствующего документа, удостоверяющего новый присвоенный статус, в противном случае можно избежать наказания, так как подобное присвоение титулов можно расценивать как невинное легкомысленное поведение" ("Народная итальянская энциклопедия").

о сайте